Free Porn
xbporn
london escorts buy instagram followers buy tiktok followers
Среда, 24 июля, 2024
ДомойАналитикаТирасполь, как точка опоры для Киева

Тирасполь, как точка опоры для Киева

Вот уже более трёх десятилетий прошло с тех пор, как канул в Лету Советский Союз, но территориальные и политические проблемы, оставленные в наследство некогда могучей коммунистической державой, не могут рассосаться до сих пор. Войны в Абхазии и Нагорном Карабахе, конфликты между узбеками и киргизами, таджиками и узбеками, киргизами и таджиками разрушили «братских народов союз вековой», но оставили, возможно, и на века кровоточащие раны на теле многострадальных бывших земель Российской и Советской империй. То же можно сказать и о так называемом «Приднестровском конфликте» – ровеснике Независимой Молдовы. Ничьи старания так до сих пор и не смогли сдвинуть с места вопрос о непризнанной территории на Левом берегу Днестра. И молдаванам для урегулирования конфликта остаётся либо уповать на сверхъестественную силу, либо на появление на политическом горизонте какого-либо гения, вроде Архимеда, который в середине III века до н.э. сумел на верфи Сиракуз при помощи изготовленной им системы блоков с лебёдками сдвинуть с места и спустить на воду самый большой корабль того времени – «Сиракузию». При этом знаменитый греческий математик и механик сказал сиракузскому царю Гиерону II ставшую легендарной фразу: «Дай мне точку опоры, и я переверну Землю». Точку опоры, чтобы придать движение «Приднестровскому вопросу» ищут и многие государственные мужи современности – и в Молдове, и в Европе, и в Америке, и в России. Но самую большую активность в последнее время проявляет Украина. Причём активность эта лежит, главным образом, не в дипломатической, а в силовой плоскости. Чем может обернуться подобный силовой подход киевских властей для Молдовы, мы и рассмотрим в нижеследующем материале.

Украина в эпицентре молдавского конфликта.

На первый взгляд может показаться, что изрядно затянувшееся противостояние Кищинёва и Тирасполя касается, прежде всего, Республики Молдова и Приднестровской Молдавской республики. Украине же, как стране-соседке, в решении приднестровского вопроса могут быть отведены, в лучшем случае, посреднические функции.

Об этом же говорит и переговорный политический формат «5+2». Формат этот означает, что Молдова и Приднестровье являются сторонами переговоров, РФ, Украина и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ или OSCE) – посредниками, а Евросоюз и США – наблюдателями. И, хотя система урегулирования конфликта «5+2» в настоящее время приостановлена, но она не отменена.

При этом, недавно министр иностранных дел РМ Mihail Popșoi заявил, что переговорный формат «уже давно мёртв» и предложил исключить из него Российскую Федерацию. Логично предположить, что если это произойдёт, то позиции Украины на переговорах значительно окрепнут. Кроме того, и глава молдавского внешнеполитического ведомства, как и прочие представители действующей в Молдове власти, включая президента страны, считают, что решить Приднестровский конфликт можно исключительно мирным путём.

Но вот, что сказала Maia Sandu в интервью французскому каналу «France 24» в сентябре 2023 года: «Мы считаем, что когда Украина выиграет войну, может появиться геополитическая возможность для решения Приднестровского конфликта. Мы готовимся к этой геополитической возможности».

Но, давайте оценивать трезво. «Выиграть войну», согласно версии киевских властей, означает возвращение Украины к границам 2014 года, то есть с Крымом и Донбассом. Такое развитие событий, согласитесь, напоминает слова руководителя Гестапо Мюллера из сериала «Семнадцать мгновений весны», произнесённые в марте 1945 года в Берлине и адресованные его адъютанту: «Что случилось, Биттнер? Мы взяли Москву?».

В общем, мирный исход решения приднестровской проблемы, особенно при «содействии» Украины, выглядит сейчас как ненаучная фантастика. Пока же молдавскую общественность тревожат вполне осязаемые вопросы. Например, появление в апреле 2024 года на улицах молдавского города Ungeni людей в украинской военной форме.

Ответ, который дал общественности депутат от правящей партии PAS Lilian Carp, казалось должен был общественность успокоить: «Доводим до вашего сведения, что с 6 по 13 апреля в Центре передового опыта пограничной безопасности Ungeni проходит специализированный учебный курс, направленный на борьбу с незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, который предназначен для группы слушателей Государственной пограничной службы Республики Молдова и Службы таможенной полиции Украины. У нас общая граница, не будем забывать, что в Украине идёт война, и молдавские и украинские пограничники учатся бороться с этим злом».

Однако, комментарий от главы МИД M. Popșoi всё же изрядно насторожил: «Мы стремились к совместному с Украиной контролю над границей уже много лет. Теперь, к счастью, он уже действует. Мы вместе с украинскими партнёрами контролируем всё, что въезжает через границу в Приднестровский регион и выезжает из него».

Как на самом деле осуществляется этот «совместный контроль» не совсем понятно, но складывается ощущение, что, по словам министра, Приднестровский регион и его Контрольно-пропускные пункты, если не ликвидированы, то взяты в железные клещи.

А, если добавить к этому призывы украинских политиков решить Приднестровский конфликт силовым путём, а также аппетиты на территорию ПМР, имеющие место в Украине, становится совсем тревожно.

Имперские амбиции Украины.

Общеизвестно, что по занимаемой площади Украина – самая большая страна в Европе. Для сравнения, её территория (почти 604 тысячи квадратных километров) сопоставима с масштабами двух крупнейших (до 1918 года) европейских империй – Австро-Венгерской (698 тысяч кв.км) и Германской (541 тысяча кв.км).

Весьма великими были и имперские устремления украинцев, причём ещё до создания своего государства. Вот, например, что написал в 1895 году в своей книге «Украина Irredenta» («Необузданная Украина») уроженец австро-венгерской Галиции, политолог и дипломат Юлиан Бачинский: «Свободная, большая (велика – прим. автора), независимая, политически самостоятельная Украина – единая, неразделимая от Сяна (Сян или Сан – река в Польше, правый приток Вислы – прим. автора) до Кавказа».

Но многим современным украинцам мало Восточной Польши или Краснодарского края РФ. В Украине ведутся, например, разговоры даже о присоединении так называемого «Зелёного Клина» (или «Закитайщины») – дальневосточных территорий Российской Федерации с большой концентрацией украинского населения.

Распространяются территориальные притязания украинцев и на Приднестровскую Молдавскую республику, которую многие в Украине считают «исконно своей». Прежде всего, имеется ввиду существовавшая с 1924 года Молдавская Автономная Советская Социалистическая республика, входившая в состав Советской Украины.

Кроме того, в «Незалежной» часто вспоминают о том, что в 1708 году после поражения под Полтавой мятежный гетман Украины Иван Мазепа бежал со своими казаками в крепость Bender, которая ныне контролируется властями ПМР. В общем, «Тирасполь наш!» и точка.

В украинском обществе достаточно сильны также приграничные маниакально – пароноидальные тревоги в отношении и друзей-партнёров по Европейскому Союзу и НАТО. То украинцам кажется, будто поляки у них отнимают Львовщину, то они думают о венграх и словаках, забирающих у Украины Закарпатье. А что уж говорить о румынах, претендующих на Северную Буковину (Черновицкую область) и Южную Бессарабию (часть Одесской области).

Вся эта украинская заварушка и великодержавная риторика, все эти бесконечные территориальные тяжбы и свары киевских властей, похоже, изрядно утомили даже заокеанских политиков.

Так, выступая против «ещё одной вечной войны, на которую тратятся сотни миллиардов долларов американских налогоплательщиков», член Палаты представителей США республиканка Марджори Тейлор Грин (Marjorie Tailor Greene) 1 мая 2024 года положила сине-жёлтую кепку c надписью MUGA на изображение спикера-республиканца Майка Джонсона, под нажимом которого был утверждён очередной пакет военной помощи Украине.

Аббревиатура MUGA означает «Make Ukrain Great Again» («Вернём Украине величие») и перекликается с лозунгом ещё одного однопартийца конгрессвумен Грин – экс президента США Дональда Трампа «Make America Great Again» («Вернём Америке величие»).

А 15 апреля 2024 года, выступая на заседании Парламентской ассамблеи Совета Европы (РАСЕ) депутат Верховной Рады Украины Алексей Гончаренко так прямо и заявил: «Не пора ли решить Приднестровский вопрос любыми возможными средствами, включая военные? Вопрос устранения Приднестровья для нас очень важен, потому что эти территории граничат с Украиной».

На это заявление Партия социалистов Молдовы потребовала ответной реакции от президента РМ, Министерства иностранных дел РМ, ОБСЕ и зарубежных дипломатических миссий: «Рассматриваем заявление народного депутата Украины как грубое вмешательство во внутренние дела Республики Молдова, попытку дестабилизировать ситуацию в зоне Приднестровского конфликта и принести войну на нашу землю».

На границе тучи ходят хмуро (прогноз погоды).

Украина пока не предпринимает конкретных шагов по вооружённому вторжению в Приднестровскую республику. Однако украинская сторона ведёт довольно активное «прощупывание» обстановки. Вот, что, в частности произошло за последний год.

В марте 2023 года приднестровские СМИ сообщили о предотвращении Министерством Госбезопасности ПМР двух террористических актов, организованных Службой Безопасности Украины (СБУ). Одно противоправное действие планировалось направить против главы непризнанной Республики Вадима Красносельского, другое – против миссии ОБСЕ. Оба теракта, особенно второй, должны были спровоцировать обострение Приднестровского конфликта.

9 января 2024 года на допрос в Винницкое управление СБУ был вызван глава МИД ПМР Виталий Игнатьев. Ровно через два месяца после того, как руководитель приднестровского ведомства на допрос не явился, его объявили в розыск. В.Игнатьеву объявили подозрение по двум статьям Уголовного кодекса Украины, связанным с призывом к изменению украинских границ и сотрудничеством с врагами страны.

Кроме того, приднестровские журналисты регулярно рассказывают о непрекращающихся попытках вербовки СБУ приднестровских жителей, в первую очередь тех, кто ездит в Украину по личным надобностям.

Во что может вылиться украинско-приднестровская напряжённость, и как она повлияет на безопасность Молдовы, да и всего региона, спрогнозировать очень сложно. Это, как в старой байке про прогноз погоды от Гидрометцентра: «В течение ближайших суток возможно всё!» Примерно так выглядит грядущее и в глазах молдавского политика и журналиста Дмитрия Чубашенко: «Есть два варианта: или это заглушат, и оно затихнет постепенно, или, наоборот, спираль эскалации будет раскручиваться».

Но, прежде всего, чтобы спрогнозировать будущее Приднестровья и всей Молдовы, нужно учитывать тот факт, что все стороны переговорного процесса, в том числе и Украина, официально заявляют о единственном пути решения Приднестровского кризиса. Путь этот – мирные переговоры.

Только вот уже 5 лет переговоры о судьбе Приднестровье не ведутся. Сначала процессу помешала эпидемия COVID, потом – украинские события. «До окончания войны в Украине мы не можем говорить о размораживании переговоров. Пока отношения между Киевом и Москвой будут такими, какие они есть, мы не можем говорить о размораживании этого переговорного формата, который официально не отменён», — заявляет молдавский вице-премьер по реинтеграции Oleg Serebrian. Но, поскольку, окончанию боевых действий в Украине не видно конца и края, то и мирный приднестровский процесс завис всерьёз и надолго.

Ещё одной проблемой на пути мирного решения Приднестровского вопроса, по мнению властей Молдовы, является присутствие в ПМР военных из РФ. «В приднестровском регионе Молдовы незаконно размещены 1200 российских военнослужащих», — заявила в прошлогоднем сентябрьском интервью французским телевизионщикам президент РМ Maia Sandu.

Однако глава государства забыла упомянуть о неотменённом и продолжающем действовать Соглашении 1994 года «О правовом статусе, порядке и сроках вывода воинских формирований Российской Федерации, временно находящихся на территории Республики Молдова». В частности статья 2 данного документа гласит о том, что вывод российских формирований из Приднестровья должен быть «синхронизирован с политическим урегулированием приднестровского конфликта и определением особого статуса Приднестровского региона».

Но о каком «особом статусе» или Автономии ПМР может идти речь, когда находится под угрозой даже существование давно узаконенной на территории РМ Гагаузской автономии. Вот вам и ещё одно серьёзное препятствие на пути мирных переговоров.

Бывший же вице-премьер по реинтеграции Alexandru Flenchea убеждён, что требовать вывода российских войск из Приднестровья можно только при условии кардинального изменения формата переговорного процесса и повышения в нём статуса РФ. «Новый формат будет эффективным только при условии изменения роли Российской Федерации в нём. На данный момент она является посредником, как и Украина. Эта роль России ложная. В новом формате Chișinău должен вести переговоры по разрешению приднестровского конфликта с Москвой, а не с Тирасполем», — считает экс — чиновник.

Однако очень сомнительно, что нынешний молдавский режим, полностью зависящий от Коллективного Запада и заглядывающий в рот киевским властям, согласится на прямые мирные переговоры с Кремлём. А значит – опять тупик.

При этом не стоит забывать о мнении румынских и молдавских (проевропейских и прорумынских) политических элит. Элиты эти считают Приднестровье чуждым им по менталитету регионом, который можно «с лёгким сердцем» отдать Украине. Во всяком случае, упоминавшийся выше Д. Чубашенко обладает информацией о возможной передаче Приднестровья Украине в обмен на Южную Бессарабию (часть Одесской области).

Тревожными мыслями делится и бывший заместитель министра иностранных дел РМ Valeriu Ostalep : «Риск провокаций в Приднестровском регионе растёт с каждым днём, и любой вызов Приднестровью закончится тем, что на следующий день этот регион станет частью Российской Федерации, и российские войска окажутся в Vadul lui Vodă».

А курортный город Vadul lui Vodă, стоит напомнить, входит в состав сектора Ciocana муниципия Chișinău. От этого живописного места на правом берегу Днестра лишь 25 километров до центра молдавской столицы…

Таким образом, пока, к великому сожалению, можно говорить, что поиск архимедовой точки опоры для сложного переговорного процесса по Приднестровью, не приводит к желаемому результату. Сейчас повестка дня в этом вопросе ближе к идее другого гения эллинского мира Александра Македонского по поводу решения казалось бы неразрешимой задачи от фригийского царя Гордия. Если кто забыл – великий полководец разрубил знаменитый «гордиев узел» одним ударом меча. Но, сами понимаете, повторение такого трюка в современных условиях чревато необратимыми трагическими последствиями.

Предыдущая статьяНаучат управлять деньгами
Следующая статьяЧтобы привлечь зрителей
Популярные статьи

Популярные статьи