Воскресенье, 14 апреля, 2024
ДомойАналитикаПерспективы турецко-гагаузского диалога в контексте электоральных процессов в Турции

Перспективы турецко-гагаузского диалога в контексте электоральных процессов в Турции

Только что состоялся первый тур выборов в Гагаузии, который не определил победителя, но расставил акценты - лидерами стали пророссийские кандидаты. Сейчас мы стоим на пороге электорального цикла в стране, непосредственно связанной с независимым регионом – в Турции. Итоги этих выборов так же не видятся однозначными. Ведь это определит не только стратегический курс страны, но и повлияет на международную обстановку, в том числе, отношения с Россией, Западом и Молдовой в частности.

На перепутье

В 2005-2008 годы Анкара оформила свои взгляды на мировую диспозицию сил и своё место в этой игре, и этот взгляд очень отличался от того, что было «до Эрдогана».

Турция осознала, что геополитические интересы НАТО и других игроков не всегда учитывают стабильность и безопасность её границ. А значит, время слепого следования курсу Запада закончилось – по крайней мере, пока у власти Эрдоган.

Если же по итогам выборов 14 мая лидер Турции сменится, это автоматически повлечёт ослабление турецких позиций на Южном Кавказе, Ближнем Востоке, в Центральной Азии, Африке.

И после этого Турция окажется в положении, очень похожем на Молдову – бесконечном ожидании вступления в Евросоюз. А ждать придётся долго, потому что сотрудничество с Россией ей так быстро не простят.

Майские выборы в Турции – это не только геополитический выбор, но и выбор курса внутренней политики. Потому что при развитии негативного сценария Турция будет отброшена на годы назад, и не только в плане позиций влияния, но и в плане внутренней экономики, её доходности, а значит, и уровня жизни населения.

Гагаузия в опасности

В случае поражения Партии справедливости и её лидера Эрдогана без защиты окажутся младшие братья страны, входящие в Организацию тюркских государств.

И одним из таких пострадавших окажется Гагаузия. Сейчас у АТО есть сразу три козыря в рукаве, которые позволяют ему чувствовать себя если не свободно, то по крайней мере относительно защищено: поддержка России и Турции и результаты референдума девятилетней давности, которые делают Гагаузию, фактически, независимым от Молдовы государством.

Такое «вольнодумство», безусловно, не спустят территории с рук ни Евросоюз, ни крайне прозападно настроенная верхушка молдавской власти во главе с президентом Санду и её ставленником премьером Речаном. Не зря в начале года они легализировали закон, который позволяет применять административный ресурс против любых посягательств на территориальную целостность Молдовы – так называемый «закон о сепаратизме».

Лишившись поддержки сильного собрата в лице Турции, Гагаузии придётся ждать помощи из России, которая и без того ослаблена затянувшимся противостоянием с Украиной. А без поддержки двух крупных держав справляться с «закручиванием гаек» гагаузам будет очень непросто – ведь новым законом у властей Молдовы, фактически, развязаны руки.

Проблема курдов

Помимо украинского вопроса, турецкий фактор становится не менее судьбоносным. И не только в плане позиций страны на мировой арене, но и в плане отношения с курдами, которые составляют около 22% населения страны. В топе стран по количеству курдов не только Турция, Иран, Ирак и Сирия, но и некоторые европейские государства.

Изменение диспозиции сил с возможным уходом Эрдогана возродит былое противостояние тюрков и курдов – а значит, не исключены волнения и по всему арабскому Востоку.

Одним из очагов напряжения между Турцией и Западом стала позиция страны по членству Финляндии и Швеции в НАТО. Безусловно, если бы это было возможным, Турция заблокировала бы обе заявки – но тогда гнев международного сообщества был бы более, чем очевиден. Сославшись на то, что обе страны финансируют курдских сепаратистов, Турция пошла на половинчатую меру, и дала «зелёный свет» только Финляндии. Можно долго рассуждать о причинах подобного выбора, но в масштабе не столько важно, какую из стран поддержала Анкара – ей было важно не допустить согласования обеих заявок, а кому достанется «короткая спичка» в данном случае, не настолько существенно.

Членство в НАТО вместо рычага влияния становится той пресловутой палкой в колесе, которую сама же Турция себе и поставила.

Каковы шансы?

Фактически, выборы 14 мая – это тот стартовый пистолет, который запустит множество мировых процессов и повлияет на расстановку сил не только на Ближнем Востоке или в Евросоюзе, но и в мире в целом.

Коллективный Запад не приветствует Эрдогана и его соратников у руля Турции. Анкара это понимает, и изо всех сил старается соблюсти шаткий баланс между Западом и Востоком, проамериканской частью земного шара и Россией.

Это сложная задача. Но Турция прошла слишком большой путь, с одной стороны, а с другой – хорошо помнит времена, когда была одной из стран «третьего мира». Тем более, что это было не так давно.

Утрата текущих геополитических позиций стала бы для Анкары катастрофической, и не только для Анкары, но и для зависящих от неё, связанных с нею государств. В частности, исход выборов существенно повлияет не только на политику Молдовы в отношении Гагаузии, но и на статус автономии как таковой.

Популярные статьи

Популярные статьи