Среда, 22 мая, 2024
ДомойАналитикаНовый уровень высшего образования в Молдове: вверх или вниз?

Новый уровень высшего образования в Молдове: вверх или вниз?

13 июля 2022 года правительство РМ утвердило проект реформирования высшей школы Молдовы. В результате интеграции ВУЗов, а также Научно-исследовательских институтов в стране образовалось 4 крупных высших учебных заведения – Государственный университет, Технический университет, Педагогический университет и Академия экономических знаний. К этим молдавским «маякам» образования прикрепили НИИ, которые ещё в 2017 году были переданы из Академии Наук в ведение Министерства образования и исследований. Зачем потребовалось данное вузовское реформирование и к чему оно может привести – в нашем материале.

Догнать и перегнать или разрушить до основания?

Совершенно очевидно, что в области высшего образования (как и во многих других сферах жизни) Молдова – страна проблемная. По части же вузов у нас, как в пресловутом «Зазеркалье». Количество высших учебных заведений сильно выросло. В советские годы молдаване имели семь-восемь университетов и институтов, за 30 лет независимости их стало около 30. Однако, число студентов неуклонно двигалось в обратном направлении. Ещё 15 лет назад учащейся молодёжи насчитывалось 132 тысячи, сейчас – около 60. Финансирование высшей школы росло, качество обучения, наоборот, падало.

Недостаточно высокий уровень получаемых знаний, по мнению бывшего министра образования РМ Моники Бабук, и способствовал сокращению молдавского студенческого контингента: «Студент, который хочет получить хорошие знания, поедет в более престижный вуз за границу». Престиж же отечественного высшего образования пребывает в глубокой яме. В международном рейтинге лучший вуз страны – Государственный университет Молдовы — занимает лишь 3620 место из 31 тысячи вузов. Впереди – 29 учебных заведения Румынии, 9 – Украины, 5 – Болгарии, университеты стран Балтии и Беларуси.

«Когда мы говорим о качестве образования – становится просто грустно. В очень многих вузах есть одни и те же специальности, самые популярные из которых – право и экономика», — говорит председатель парламентского комитета по культуре, образованию, исследованиям, молодёжи, спорту и СМИ Лилиана Николаеску – Онофрей. «Это происходит из-за того, что нет консолидации всех ресурсов: человеческих, материальных, финансовых», — считает депутат Парламента РМ.

Несмотря на уменьшение количества студентов, учащаяся молодёжь разбросана по разным университетам, многие из которых не обладают необходимой инфраструктурой для предоставления качественных знаний. «После реформы мы могли бы больше сосредоточиться на инвестициях в высшие учебные заведения. Мы должны инвестировать в людей и инфраструктуру, только так мы можем предложить качественные условия обучения», — убеждён ректор Государственного Университета Молдовы Игорь Шаров.

Стремление улучшить международные рейтинговые позиции молдавских высших учебных заведений, сделать их привлекательными для местной молодёжи, создать студентам Молдовы лучшие условия обучения – вот, по мнению главы Министерства образования и исследований РМ Анатолия Топалэ, главные задачи реформирования высшей школы. «Мы хотим создать большие, сильные университеты, предлагающие молодёжи образовательные возможности. Будут созданы и модернизированы учебные помещения, общежития, спортивные залы и площадки», — неоднократно заявлял руководитель процесса укрупнения вузов Молдовы А. Топалэ, убежденный в позитивных результатах реформы.

«Это псевдореформа и граждане пока не понимают, что произойдёт», — противоположного мнения придерживается экс-министр образования РМ Корнелий Попович, который уверен, что нынешнее правительство Молдовы начало процесс ликвидации в стране качественного образования. Бывший чиновник категоричен: «Если хочется уничтожить нацию, нужны не бомбы, а уничтожение её высшего образования».

Так же считает и научный сотрудник Института экономических исследований, доктор наук Валерий Дога, назвавший реформу высшего образования «спецоперацией без военного вмешательства, от которой ничего не приходится ожидать, кроме разрушения образования и науки».

«Нынешняя власть, видимо, не нуждается в умных, образованных гражданах, поэтому решила уничтожить молдавское образование», — так думает депутат Парламента РМ, социалист Владимир Односталко.

А в чём же конкретно видят пользу от создания в Молдове четырёх мощных университетских центров сторонники реформирования системы высшего образования? И какие аргументы есть у противников укрупнения вузов?

Консолидация или Волюнтаризм?

Преодоление «раздробленности человеческого ресурса», когда в группах учится по нескольку студентов, а преподаватели разрываются на работах «по совместительству» и мечутся между вузами – вот, по замыслу инициаторов, одна из главных задач модернизации системы высшего образования Молдовы. «Мы хотим сконцентрировать ресурсы в одном месте, направив больше денег на образование и исследования, а не на управление», — считает министр образования А. Топалэ.

Правительственному чиновнику возражает депутат-социалист Владимир Односталко: «Можно провести параллель между реформой вузов и административной реформой. От того, что объединили три слабых села, они сильнее не стали. К тому же, как показывает практика, примэрии не особо заботятся о сёлах, которые к ним присоединили.

Тревогу за судьбу родного вуза выразили преподаватели Тираспольского государственного университета, который в 1992 году, переехав в Кишинёв, стал «символом противостояния сепаратизму». А теперь старейшее в Молдове высшее учебное заведение присоединили к Педагогическому университету имени Иона Крянгэ. В открытом обращении сотрудников Тираспольского университета к министру образования так прямо и было сказано: «Ликвидация вуза – поддержка сепаратизма и фактическое признание ПМР».

Кроме того, «тираспольцы» беспокоятся за свою университетскую автономию. «Там 3000 студентов. И это немало», — заявил председатель Комитета по спасению Тираспольского государственного университета Штефан Урыту. «Полного слияния не будет, у всех институтов сохранится повышенный статус их автономии», — успокаивает ректор Государственного университета Молдовы Игорь Шаров. Что ж, поживём — увидим…

«То, что делается сейчас – не демократично», — прокомментировал часть вузовской реформы, которая касается присоединения к университетам научно-исследовательских институтов, президент Академии Наук Молдовы Ион Тигиняну. Реформа непрозрачна, никто с работниками НИИ не советовался, специалисты только из СМИ узнали новость о решении объединить научную среду с университетской. Кстати, многие сотрудники исследовательских организаций выступили против вливания 18 молдавских НИИ в структуру вузов. В Академии Наук считают, что данное поглощение осложнит работу научных институтов, замедлит научную деятельность и затормозит участие отечественных учёных в европейских проектах.

«Наши исследователи варятся в собственном котле, их публикации непопулярны и невидимы, они организуют конференции, на которые никого не приглашают», — парирует эксперт в области высшего образования Вячеслав Бербека у которого, правда, пока нет ответа на главный вопрос: «Как на практике совместить педагогическую и исследовательскую деятельность?»

«Практически нигде в мире нет такого, чтобы отдельно занимались исследованиями и отдельно образованием. Эти два процесса должны идти вместе», — уверена экс- министр образования Молдовы Моника Бабук, считая, что сначала надо было бы разобраться с оптимизацией университетов, а уже затем включать в них научные институты.

О необходимости мотивировать студентов заниматься наукой и продолжить обучение в аспирантуре говорит депутат Парламента РМ от партии PAS Лилиана Николаеску – Онофрей: «Модель создания центров научной работы при университетах – лучший вариант консолидации ресурсов». Того же мнения придерживается и министр образования и исследований Анатолий Топалэ: «Модернизируя университеты, мы хотим сблизить науку и преподавание, чтобы студенты извлекали пользу из компетентности и профессионализма наших исследователей».

Оптимизация или Рейдерский захват?

Самые жаркие дискуссии вызвал процесс поглощения Техническим университетом университета Аграрного. Оппозиционные депутаты, молдавские фермеры, преподаватели-аграрии и аграрии-студенты, выступили единым фронтом, назвав ликвидацию единственного сельскохозяйственного вуза страны «стратегической ошибкой и попранием интересов всего агропромышленного сектора». Экс — депутат Парламента Молдовы, исполнительный директор Ассоциации фермеров Александр Слусарь убеждён, что Аграрный университет надо не уничтожать, а реформировать.

«Аграрный университет не будет ликвидирован, он станет успешным факультетом Технического университета. С лучшим администрированием, более высокими зарплатами преподавателей и лучшим качеством учёбы, — объясняет депутат Парламента РМ от правящей партии PAS Раду Мариан, — Молодые люди будут осваивать самые современные технологии, что сделает их более конкурентоспособными на рынке труда».

За модернизацию Аграрного вуза путём его присоединения к Техническому университету выступает и образовательный эксперт Вячеслав Бербека: «Мы видим, что две трети студентов Аграрного университета учатся не на аграрных специальностях. Для этих специальностей есть другие университеты. Но даже и обучение аграрным специальностям не соответствует стандартам».

По задумке организаторов вузовская реформа поможет решить ещё одну важнейшую для Молдовы проблему – острый дефицит педагогических кадров. Министр образования РМ Анатолий Топалэ анонсировал создание при реформированных университетах специального Центра по подготовке преподавателей, что позволит ликвидировать нехватку школьных учителей.

«Дореформенные» вузы ситуацией в педагогической сфере доказали свою неэффективность. Вот, что по этому поводу сказала экс-министр образования Моника Бабук: «В Молдове восемь университетов с педагогическими специальностями. Но каждый год там пустуют бюджетные места, при этом у нас более 2 тысяч вакантных мест педагогов».

Если быть точным, то на начало учебного года 2022-2023гг. в стране оставалась открытой 2161 вакансия учителя, на 200 больше, чем в прошлом году. Почти половина всех школьных работников старше 50 лет. Учителей моложе тридцати – только 8%. Зарплата молодого педагога – 5-6 тысяч леев. Выпускников вузов не прельщают даже подъёмные в 120 тысяч леев, выплачиваемые в течение трёх лет. Так что, проблема педагогических кадров в Молдове имеет такие глубокие корни, что одной лишь модернизацией вузов её не решить.

Крайне обеспокоилась молдавская общественность и вопросом собственности высших учебных заведений, потерявших свою самостоятельность. Власти, конечно, поспешили общественность успокоить. Так, глава профильного комитета Парламента РМ Лилиана Николаеску-Онофрей подчеркнула, что всё имущество в сфере образования находится под охраной государства: «Ни один из элементов наследия, будь то участок или здание, которое принадлежит университету, не может быть отобрано». По словам госпожи-депутата от правящей партии PAS в помещениях поглощённых вузов могут открыть дополнительные кампусы, новые культурные и образовательные пространства для студентов.

Министр образования и исследований Анатолий Топалэ напомнил, что всё имущество вузов принадлежит государству, а университеты лишь управляют им: «Государственное наследие защищено законом». Впрочем, руководитель — реформатор всё же допустил, что некоторые объекты будут выставлены на продажу.

Большие претензии к властям по «вопросу собственности» вузов и НИИ выдвигает экс-министр образования Молдовы Корнелий Попович. «Мы наблюдаем рейдерскую атаку, — заявил бывший чиновник, — намерение ликвидировать университеты, имеющие символическое значение для Республики, и 18 научно-исследовательских институтов является насильственным захватом миллиардного имущества: жирных бюджетов, зданий, земли, контрактов, проектов».

Огромные коррупционные риски видит в реформе высшего образования и экономический эксперт Вячеслав Ионицэ. «Эта реформа будет означать крупнейший проект в сфере передела собственности в истории Молдовы», — считает он — Сразу после этого слияния появятся десятки гектаров свободной земли, в том числе в центре Кишинёва, стоимостью в миллионы долларов. Мы рискуем провести реформу образования и одновременно реформу сектора недвижимости. Необходимо привлечь к этой проблеме внимание счётной палаты».

Есть у революции начало, нет у революции конца.

Наверное, в Молдове трудно найти специалиста, преподавателя, политика или эксперта, который бы ещё давным-давно не говорил о необходимости реформирования молдавского высшего образования. С тем, что с вузами Республики надо что-то делать, согласны все – и сторонники нынешнего слияния университетов и научных институтов, и противники данного процесса. Но даже и среди тех, кто лояльно отнёсся к университетской реорганизации, оказалось немало критиков того, КАК ИМЕННО это произошло.

Например, экс-министр образования РМ Моника Бабук говорит о некорректности властей, спонтанно затеявших вузовскую «перестройку»: «Нельзя объявлять такую реформу без обсуждения с администрацией, преподавателями и студентами вузов. И нельзя такую реформу объявлять летом, когда идёт приём студентов». Кстати, другой бывший педагогический руководитель Молдовы Корнелий Попович убеждён, что чехарда, неразбериха и непонимание происходящего, повлияла на то, что молдавские вузы нынче не досчитались немало первокурсников, которые предпочли стать абитуриентами иностранных университетов и институтов.

«Должны быть ясные критерии по которым тот или иной университет реорганизуют, и это надо объяснять на конкретных фактах», — говорит эксперт Вячеслав Бербека. Сейчас же мы имеем в наличии лишь конкретные факты того, что вузовская реформа в Молдове была организована спонтанно и хаотично. Взять, к примеру, Университет физкультуры и спорта. По проекту реформаторов его должны были включить в состав Государственного университета Молдовы. Но что-то пошло не так, и процесс остановили, дав физкультурному вузу полгода на оптимизацию расходов. А там видно будет.

На всё те же 6 месяцев отложили вопрос и по Тараклийскому университету, который изначально планировали влить в состав Педагогического университета. Тут ситуация, вообще, запутана до предела. Дело в том, что вуз из города Тараклия оказался не только единственным нестоличным университетом, охваченным реформой, но и единственным болгарским высшим учебным заведением за пределами Болгарии. Едва не случился международный скандал, связанный с ущемлением в Молдове прав национальных меньшинств.

Состоялся даже телефонный разговор между президентами Молдовы и Болгарии, в ходе которого болгарский лидер Румен Радев подчеркнул, что «независимость Тараклийского университета имеет чрезвычайное значение для развития дружественных отношений между двумя странами». Кроме того, Р. Радев пообещал продолжить материальную поддержку модавско — болгарского вуза. Однако, власти Молдовы и Болгарии так до сих пор и не договорились о финансировании. Преподаватели же Тараклийского университета с августа не получают зарплату.

Вообще, эксперт Вячеслав Бербека считает, что происходящее сейчас с системой высшего образования Молдову – это не реформа, необходимость которой давно назрела, а лишь реорганизация вузов. «Реформа – это сложный процесс, который следует хорошо продумать и разработать. За реорганизацией вузов должно что-то последовать, недостаточно просто сократить количество университетов», — убеждён В. Бербека.

Вот и министр образования РМ Анатолий Топалэ предупреждает, что нынешнее реформирование вузов – «только начало». Что за всем этим последует пока неизвестно. Во всяком случае, неохваченными реформированием остались как провинциальные университеты – Бельцкий, Кагульский, Комратский, так и некоторые столичные вузы. Например, Академию музыки, театра и изобразительных искусств ни с кем не слили, а «лишь» передали из министерства образования в министерство культуры. Не задетым реформой оказался и Государственный университет медицины и фармации, трогать который, впрочем, чревато — со здоровьем шутить небезопасно. А так, пазлы учреждений высшего образования и НИИ можно спокойно складывать и раскладывать до бесконечности. Был бы толк…

Шутки шутками, но, если демографическая ситуация в Молдове будет и дальше ухудшаться такими катастрофическими темпами, то никакая реформа высшему образованию не понадобится. Учить просто будет некого. Только за последние шесть лет число молодых людей (от18 до 25 лет) сократилось в стране на треть – с 370 до 230 тысяч человек. Как предрекла глава дирекции образования Хынчештского района Валентина Тону: «Через год или два мы рискуем получить потерянную нацию в упадническом моральном и духовном состоянии».

Популярные статьи

Популярные статьи