Воскресенье, 14 апреля, 2024
ДомойАналитикаКриптовалюты в тисках государства

Криптовалюты в тисках государства

Цифровые деньги уверенно наступают. Не по дням, а по часам растёт число пользователей криптовалютами, увеличивается количество криптобирж, появляются криптомонеты с новыми названиями. Ежедневно в информационных лентах появляется до 30 тысяч статей и сообщений о криптовалютах. Пройти мимо относительно нового явления в мире финансов, само собой, не могут и государственные институты. Несмотря на то, что криптовалютная система децентрализована и не подчиняется государственному финансовому регулированию, власти разных стран прилагают немало усилий либо для противодействия цифровым валютам, либо для встраивания её в государственный механизм, основная цель которого, как известно, контролировать и пресекать. О сложных взаимоотношениях государств и криптовалют и пойдёт речь в этой статье.

Молдова против крипты.

До 2022 года молдавские власти особо не обращали внимания на криптовалюты, которые никак не были определены национальным законодательством. Единственное, чем занимался в данном направлении Национальный банк Молдовы (НБМ) — время от времени предупреждал население о рисках, которые несут в себе криптовалютные операции.

Ситуация изменилась и перешла в «горячую фазу» прошлой осенью. 26 октября 2022 года Комиссия по чрезвычайным ситуациям РМ запретила «деятельность по майнингу криптоактивов и импорт специализированного оборудования для майнинга криптовалюты». Сделано это было в «целях экономии электроэнергии», которая в большом количестве тратится на фермах, состоящих из множества компьютеров, решающих некую сложную криптографическую задачу.

Через два дня, 28 октября 2022 года Нацбанк принял решение, запрещающее финансовым учреждениям Молдовы и поставщикам платёжных услуг любые операции с криптовалютой. Главной причиной подобной меры НБМ ожидаемо назвал «высокие риски вовлечения в деятельность по отмыванию денег и финансированию терроризма». При этом Национальный банк ссылался на директивы европейских институтов, призывающих Молдову бороться с потенциальными угрозами, которые несут цифровые деньги.

Но в том и дело, что решение НМБ шло в разрез с официальной политикой Евросоюза по поддержке легального обращения криптовалюты. Например, в январе 2020 года вступила в силу Пятая Директива по борьбе с отмыванием денег, предписывающая европейским компаниям проводить идентификацию клиента по аналогии с банками и прочими финансовыми учреждениями.

Да и отдельные страны ЕС уже давно «дружат» с криптосферой. Так, в 2018 году на Кипре был создан центр по стимулированию и созданию нормативно-правовой базы для технологий блокчейна и цифровых активов. Примерно тогда же выдавать разрешения на работу с криптовалютой начали в Эстонии, где такие лицензии сейчас имеют более двух тысяч компаний.

Что касается Молдовы, ставшей 13-й страной, где деятельность с криптовалютой запрещена, то для рядовых молдавских криптовалютчиков решение Нацбанка означало, что они лишались возможности пополнить или вывести свои средства через банковский счёт или банковскую карту, открытые на территории Молдовы. И, чтобы обналичить свои цифровые сбережения, молдавский криптовалютчик должен был теперь, например, ехать в соседнюю Румынию, где имеются биткойн-банкоматы. То есть, криптовалютчику приходилось прикладывать немаленькие усилия при довольно сомнительной выгоде.

Впрочем, 21 декабря 2022 года молдавские власти сделали шаг навстречу местным любителям биткойна, когда парламентская Комиссия по национальной безопасности, обороне и обеспечению общественного порядка утвердила доклад по Законопроекту о криптовалютах, который, забегая вперёд, 30 марта 2023 года Парламент РМ и утвердил во втором чтении.

Однако, Нацбанк Молдовы, между прочим, принявший решение против криптовалюты без согласования с другими государственными институтами, не унимался. Так, 3 февраля 2023 года на сайте финансового регулятора появилась статья, предупреждающая об активизации в Молдове мошеннических схем. В этом материале, как бы между прочим, имелось и напоминания о рисках в операциях с криптовалютами.

Тем не менее, 2022 год Молдова завершила на довольно высоком 50-м месте в рейтинге 154 стран мира по уровню использования криптовалют, обогнав на 14 позиций соседнюю Румынию. Но такой «успех» не должен вводить в заблуждение.

Во-первых, этот криптовалютный рейтинг уже несколько лет подряд возглавляет Вьетнам, где, как и в Молдове, деятельность с цифровыми активами запрещена. А, во-вторых, так высоко наша страна поднялась за счёт самопровозглашённого Приднестровья, где ещё в 2018 году приняли Закон «О развитии информационных технологий», не только легализовавший добычу криптовалют, но и создавший местным криптовалютчикам райские условия.

На левом берегу Днестра для майнеров введена 40% скидка на электроэнергию, они освобождены от уплаты налогов. Любопытно, что главными инвесторами приднестровских майнеров — криптовалютчиков являются немцы, а весь майнинг контролируется небезызвестным холдингом «Шериф» — владельцем большинства приднестровских предприятий и самой титулованной в Молдове одноименной футбольной команды. А ещё хочется напомнить, что руководят «Шерифом» выходцы из силовых структур.

То есть, если отбросить формальности, то в Приднестровье мы имеем дело с первым прецедентом, когда государство, пусть и непризнанное, осуществляет контроль над рынком цифровых валют.

Цифровые госзнаки.

На протяжении всей истории организованного человеческого общества государства регулярно адаптировали под свои нужды достижения индивидуальных новаторов, представляющих разные сферы жизнедеятельности. Не была исключением и область финансов.

В середине XII века в Генуе возник первый в мире официальный банк – Банк Святого Георгия. Прошло более трёх столетий, и в другой итальянской Республике – Венеции – появился первый на Земле государственный банк – Banco Della Piazza de Rialto. Тот же путь, только всего за несколько лет проделали в сверхскоростном XXI веке и криптовалюты, которыми пристально заинтересовались государственные банковские учреждения разных стран.

Если точнее, то 87 государств, на долю которых приходится 90% всего мирового ВВП, в настоящее время под микроскопом изучают возможности СBDC (Central Banc Digital Currency) – Цифровой валюты центрального банка.

Одними из первых занялись попытками создать государственную цифровую валюту в Европе. И это не случайно. Именно на европейский крипторынок приходится четверть всего оборота цифровых денег. Порядка 10 % граждан Евросоюза вовлечено в цифровой денежный оборот. Те же 10% криптовалютчиков насчитывается в Великобритании.

Кроме того, за последнее 8 лет использование наличных денег снизилось на треть. Например, в Норвегии сейчас лишь 3 процента платёжных операций производится «наличкой». Одна из скандинавских стран, а именно Швеция, оказалась и в авангарде процесса внедрения СBDC.

В 2016 году руководство шведского Риксбанк сообщило, что ввиду резкого сокращения обращения наличных денег, королевский госбанк планирует ввести цифровую валюту, работающую на блокчейне – главном принципе действия всех криптовалют. В 2020 году началось тестирование цифровой кроны. Через год первый пробный этап завершился тем, что специалисты Центробанка Швеции выявили несколько критических проблем, решением которых занимаются до сих пор.

На 2024 год намечено принятие решение о выпуске цифрового евро, модель которого находится на рассмотрение Европейского центрального банка (ЕЦБ). Считается, что эта схема, основанная на выпуске анонимных взаимозаменяемых токенов (цифровых акций), лучше всего защищает конфиденциальность пользователей. Поэтому данная модель — самая популярная среди криптофилов.

Не отстаёт от Европы и азиатский цифровой банковский сектор. В апреле 2021 года началось функционирование Project Aber – совместной инициативы центральных банков Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратов. В этом аравийском проекте цифровая валюта используется как для внутренних, так и для международных расчётов между двумя странами.

В июне 2021 года Народный банк Китая запустил пилотный проект СBDC, который для обслуживания счетов клиентов полагается на банки частного сектора. Таким образом, Поднебесная стала первой страной с крупной экономикой, где появилась национальная цифровая валюта. В феврале 2022 года цифровой юань использовали спортсмены и болельщики во время Зимних Олимпийских игр.

1 декабря 2022 года Центральный банк Индии ввёл в обращение цифровую рупию СBDC. А с 1 февраля 2023 года е-рупию начала принимать к оплате самая крупная в стране розничная торговая сеть Reliance Retail. Компания, владеющая более 15 000 магазинами продуктов, электроники и одежды в 7 тысячах индийских городах, обладает около 200 миллионами только зарегистрированных клиентов.

На осень 2023 года в Казахстане запланирован запуск цифрового тенге. Но впереди планеты всей в процессе государственного контроля над цифровой валютой оказались островные государства Центральной Америки.

В октябре 2020 года первым Центробанком в мире, внедрившим СBDC — sand dollar (песочный доллар) — стал Центральный банк Багамских островов. 1 апреля 2021 года примеру соседей по Карибскому морю последовал Восточно — Карибский Центральный банк, обслуживающий 8 стран экономического и валютного союза (Гренада, Доминика, Антигуа и Барбуда, Ангилья и др.) Модель DCash, как и песочный доллар, и все частные криптовалюты основана на учётной записи (блокчейне). Все потребители DCash держат депозитные счета непосредственно в центральном банке.

Третьим (и на сегодняшним день последним) и первым на африканском континенте Центробанком, запустившим СBDC, стал финансовый регулятор Нигерии. Случилось это 25 ноября 2021 года. Однако, через год после внедрения еNaira, несмотря на многочисленные правительственные рекламные компании и скидки, цифровой валютой Центрального банка пользовались лишь 0,5 % нигерийцев. И это при том, что в последнем рейтинге по использованию криптовалют самая густонаселённая африканская страна занимает очень высокое 11-е место. Тогда власти Нигерии пошли на решительные меры и, чтобы заставить население страны использовать СBDC, 9 января 2023 года ввели ограничение на снятие наличных в банкоматах на сумму более 225 долларов США в неделю. Такой волюнтаризм вызвал массовые протесты, которые привели к перекрытым дорогам, разбитым банкоматам, поджогам и грабежам банков. Мало, видно, оказалось Нигерии проблем, связанным с исламистами из ИГИЛ…

Нужны ли вообще СBDC?

Финансовые специалисты, аналитики и эксперты сломали немало копий, споря о позитивных и негативных сторонах цифровых валют центральных банков. Сразу скажем, что минусов в этом вопросе оказалось больше плюсов.

Сторонники СBDC рассматривают централизованные цифровые деньги, прежде всего, как потенциальный стабилизирующий якорь местных платёжных систем, которые становятся всё более глобальными и менее надёжными. Кроме того, внедрение СBDC обещает активировать мгновенные платежи, используя новейшие блокчейн — технологии. Лоббисты СBDC также отмечают, что цифровые валюты повысят доступность для населения финансовых услуг. Ещё при помощи СBDC власти, якобы, смогут более эффективно бороться с отмыванием и незаконным оборотом средств.

Вот, в общем, и все преимущества над частными криптовалютами государственных цифровых валют, которые, собственно, и не являются цифровыми (крипто) валютами. Ибо СBDC не имеют такого главного признака криптовалют, как централизация. «Если появится криптовалюта, которую будет контролировать Нацбанк, тогда она потеряет смысл, как криптовалюта и ничем не будет отличаться от обычных электронных денег», — сказал президент ассоциации IT-компаний Молдовы Вячеслав Кунев, — «Если какая-то страна говорит, что хочет принять криптовалюту, она просто хочет сделать другой вариант электронных денег».

Теперь о недостатках СBDC. Прежде всего, когда деньги становятся цифровыми они также становятся и отслеживаемыми, а следовательно облагаются налогами. Скажем, в 2015 году лишь 802 человека во всём мире сообщили в налоговые органы о своих крипто — доходах. Автор не нашёл свежих данных, но уверен, что количество криптовалютчиков, желающих добровольно платить налоги не очень велико. По мнению аналитиков один лишь этот фактор перевесит все остальные мнения «за» и станет главным препятствием для внедрения цифровых валют Центробанков. В чём мы могли убедиться на примере недавних событий в Нигерии, описанных выше.

Также вызывают сомнение, обещанные центральными банками после внедрения СBDC, повышенные меры сохранности конфиденциальности клиентов. Такие цели, как собранные в одном месте цифровые деньги станут желанной и удобной мишенью для кибератак. Частный финансовый сектор, конечно, тоже не застрахован от действий взломщиков. Но взлом данных одного коммерческого банка отразится на относительно небольшой части клиентов. В то время как хакерская атака на Национальный цифровой банк нанесёт ущерб личной информации всех клиентов.

Проблемой является и отсутствие технологической стабильности. Например, в январе 2022 года из-за сбоя системы пришлось на два месяца отключить уже упомянутую мной DCasн Восточно-Карибского центрального банка.

Нет никаких гарантий, что СBDC обеспечит финансовую стабильность и сможет кардинально дополнить уже существующие платёжные средства. Многие страны сейчас активируют мгновенные платежи, используя «устаревшую», никак не связанную с блокчейном, инфраструктуру.

В результате некоторые центральные банки, такие как Канады и Сингапура, пришли к выводу, что в настоящее время нет никаких веских аргументов в пользу цифровой валюты СBDC.

На этом в разговоре о цифровых валютах центральных банков можно было бы поставить точку. Если бы СBDC так не интересовал Федеральную резервную систему США, страны с первой мировой экономикой и огромным влиянием на экономическую и политическую жизнь землян.

20 января 2022 года Совет Федеральной резервной системы США (ФРС) издал дискуссионный документ, который рассматривает плюсы и минусы цифровой валюты центрального банка (СBDC). «Мы рассчитываем на взаимодействие с общественностью и широким кругом заинтересованных сторон», — заявил тогда председатель ФРС, добавив, что «документ не поддерживает какой-либо политический результат».

Действительно, трудно было бы представить, чтобы правительство США — страны из первой десятки рейтинга по использованию криптовалют, где функционирует 87% всех биткойн — банкоматов на Земле, осталось в стороне от процесса создания цифровой валюты своего Центробанка. Кроме того, цифровой доллар мог бы стать для американских властей отличным инструментом поддержки в качестве мировой резервной валюты. Доллара, который уже давно не соответствует роли лидера планетарной экономики, которую всё ещё пытаются играть Соединённые Штаты.

Однако, США стремятся изображать себя не только лидером мировой экономики, авангардом инженерной мысли и проводником идей высоких цифровых технологий. США ещё и претендует на звание самой демократичной и либеральной страны. А ещё в Вашингтоне есть знаменитый Институт Катона – исследовательская организация, отстаивающая эти самые либеральные и демократические принципы – свободную рыночную экономику и свободу личности.

Именно либертарианцы из катоновского института и забили тревогу по поводу появления на горизонте цифрового доллара, заявив, что правящая верхушка США игнорирует свою же либеральную повестку и «выстраивает цифровой концлагерь».

После внедрения в США СBDC возникнет прямая связь между американским правительством в лице Федеральной резервной системы и рядовыми гражданами, что радикально подрывает нынешнюю американскую банковскую систему, где услуги пользователям предоставляют частные финансовые учреждения. «Потребители и предприятия уже давно хранят и переводят деньги в цифровых формах, которые являются обязательством коммерческих банков. И, наоборот, СBDC будет обязательством центрального банка, такого как Федеральная резервная система», — откровенно признают авторы дискуссионного документа ФРС.

Иными словами цифровой доллар даст правительству США неограниченные возможности для финансового контроля над собственными гражданами – все финансы рядовых американцев и каждая финансовая транзакция могут быть отслежены из единого центра. Таким образом, уже не выглядит фантастическим сюжет знаменитой антиутопии Джорджа Оруэлла «1984», когда за каждым обывателем установлена тотальная слежка — «Большой Брат следит за тобой». И чем тогда, скажите, «демократическая» политическая система Соединённых Штатов Америки будет отличаться от, например, коммунистических диктатур?

Кстати об этом, ещё 9 октября 2021 года, почти за четыре месяца до публикации дискуссионного документа ФРС США о СBDC, написал всем известный беглец Эдвард Сноуден. «СBDC – это что-то близкое к извращению криптовалют. Криптофашистская валюта, злой двойник, явно предназначенный для того, чтобы лишить пользователей права собственности на их деньги», — утверждал тогда бывший агент ЦРУ.

Между прочим, другая американская силовая структура — ФБР — владеет одним из самых туго набитых в мире кошельков с биткойнами, стоимость которого составляет примерно 120 миллионов долларов. Факт, заставляющий о многом задуматься…

В криптовалютную историю, между прочим, не так давно попали и представители молдавских карательных органов. 3 января 2023 года работники прокуратуры провели обыски у двух сотрудников Пограничной полиции пропускного пункта «Джурджулешты – Рени». Офицеры подозреваются в том, что получили от двух граждан Украины взятку криптовалютой, сумма которой эквивалентна 13200 долларам за обеспечение незаконного пересечения границы и правового аспекта их пребывания на территории Молдовы.

В общем, хотелось бы нам этого или нет, а цифровые деньги всё глубже внедряются в различные сферы человеческой жизни. И процесс этот происходит с поистине цифровой скоростью. Нелегко угнаться и за информацией о криптовалютах. Пока автор писал эту статью, Международный валютный фонд опубликовал сообщение, что собирается запускать собственную цифровую денежную единицу Уникойн, которая станет использоваться для трансграничных расчётов. Или, например, совсем недавно курс биткойна преодолел психологическую отметку в 30 тысяч долларов. Но не успели обладатели самой популярной цифровой валюты как следует насладиться этим радостным известием, как их сбережения понесли урон. За биткойн стали давать уже 27 тысяч. Только, наблюдая за невесёлой жизнью рядовых молдаван, больше думаешь не о цифровых валютах, приносящих «фантастические доходы» или «сумасшедшие убытки», а о старой юмореске Михаила Жванецкого. «Те раки по пять вчера были очень большие, а сегодня по три, но очень маленькие. Если бы у меня вчера было пять руб(лей)…У меня и сегодня трёх нет».

Популярные статьи

Популярные статьи