Среда, 22 мая, 2024
ДомойАналитикаЕС или не ЕС...

ЕС или не ЕС…

Европейский совет принял решение о присвоении Республике Молдова (наряду с Украиной) статуса «кандидата в члены Европейского Союза». Принесёт ли данное кандидатство какие-нибудь реальные дивиденды молдавскому обществу или стремление в очередной «Союз», наоборот больно ударит по молдаванам? А может пребывание Молдовы в семье европейских народов не значит ровным счётом ничего, и принятие страны в ЕС-кандидаты рано записывать в качестве эпохального события молдавской истории.

Фонды, гранты, кредиты, инвестиции.

Европейских фондов, финансирующих экономические, социальные, образовательные, культурные и прочие проекты, в Молдове было немало и до того, как страна стала Кандидатом в ЕС. Сейчас же это количество увеличилось и, скорее всего, будет продолжать расти. Наблюдается рост инвесторов и инвестиций в молдавскую экономику, как из отдельных стран Евросоюза (главным образом, из Германии, Франции и Румынии), так и поступающих от структурных подразделений ЕС. Например, Европейский Инвестиционный Банк (ЕИБ) в 2022 году выделяет РМ кредитов на 280 миллионов евро. Кроме того, этот банк ЕС мобилизует 16 миллионов евро в виде грантов для молдавского государственного и частного секторов. В следующем году ЕИБ планирует предоставить Молдове займов и грантов на 150-170 миллионов евро.

Главный механизм финансовой помощи Евросоюза странам-кандидатам — IPA (Instrument for Pre – accession Assistance). До 2027 года на сумму 14,2 миллиарда евро могут рассчитывать 7 кандидатов в ЕС (Турция, Северная Македония, Сербия, Черногория, Албания, Украина и Молдова). Среди приоритетов IPA – развитие низкоуглеродной (зелёной) энергетики, поддержка медицины и образования в сельской местности, финансовые вливания в предприятия малого и среднего бизнеса, рост трансграничного сотрудничества. Есть в предвступительном инструменте ЕС то, что особенно актуально для Молдовы – отдельный блок по аграрному направлению на 2 миллиарда евро.

Каждая страна, пока не входящая в ЕС, но поддерживаемая Европейским Союзом получит из IPA долю, соответствующую масштабам проблем и размерам экономики (например, Турции причитается в три раза больше, чем Северной Македонии). Сколько выделят из IPA Молдове неизвестно, но средства эти, как и финансы из других европейских источников очень пригодятся стране для реализации инфраструктурных проектов, финансирования СМИ и развитие гражданского общества. И, конечно, на проведение реформ.

Перестройка 2.0 по-молдавски.

Чтобы иметь шанс перейти из кандидата в полноправные члены ЕС Молдове необходимо реформировать многое из того, что сейчас не соответствует евростандартам. Европейская комиссия выдвинула перед страной 9 условий. А именно, РМ должна:

— завершить реформу правосудия; устранить недостатки в системе юстиции;
— ужесточить борьбу с коррупцией;
— взять курс на «деолигархизацию» и устранить негативное влияние финансовых групп на экономическую, политическую и общественную жизнь;
— усилить борьбу с организованной преступностью;
— реформировать систему государственного управления с целью предоставления населению качественных госуслуг;
— завершить реформу управления государственными финансами, включая реорганизацию процедуры госзакупок;
— увеличить участие гражданского общества в процессах принятия решений;
— усилить защиту прав человека, укрепление гендерного равенства и борьбу с насилием против женщин.

По мнению дипломата и историка, бывшего постпреда РМ в ООН и Совете Европы Алексея Толбуре именно статус «кандидата в ЕС» даст толчок реформам и принесёт Молдове ощутимые позитивные результаты.

Исполнительный директор «Expert Group» Адриан Лупушор считает, что Молдову ждёт серьёзная «домашняя работа», которая может продолжаться годы, а то и десятилетия: «Нам надо будет много работать, чтобы Молдова была по-настоящему готова вступить в ЕС».

Вера в «светлое будущее». Конец метаниям.

Получение кандидатского статуса может увеличить поддержку обществом вступление Молдовы в ЕС. Так оптимистично смотрит в будущее руководитель команды в рамках программы Европеизации Института европейских политик и реформ Михай Могылдя, который сейчас оценивает поддержку молдаванами европейской повестки в 55%. «Статус кандидата усилит веру граждан в европейскую интеграцию Молдовы», — говорит М.Могылдя.

Став кандидатом в члены ЕС Молдова окончательно определилась со своей внешней экономической и политической ориентацией, считает Стелла Жантуан: «Если до сих пор были разные модели от молдавских политиков, которые представляли будущее Молдовы, как мост между Востоком и Западом, то сейчас наконец-то Молдова получает своё место в геополитическом раскладе». По мнению политолога невозможно представить отказ Кишинёва от продолжения реформ и сворачивание с пути евроинтеграции. С.Жантуан убеждена, что в Молдове нет политических сил, способных на геополитический разворот.

Однако, такой разворот в новейшей молдавской истории уже, можно сказать, был. В 2014 году проевропейское правительство Молдовы подписало с ЕС Соглашение об Ассоциации. Но через два года новое руководство страны хотя и не стало денонсировать этот договор с Евросоюзом, но и не делало никаких реальных шагов в сторону Европы. «Нам здесь украинского Майдана не нужно, — сказал тогда президент РМ Игорь Додон, — Поэтому мы будем очень взвешенно подходить к вопросу сотрудничества с ЕС».

А есть более яркий пример опровержения тезиса о «невозможности сойти с европейского пути». В 2015 году правительство Исландии передумало и после шести лет пребывания страны в качестве кандидата в ЕС отозвало заявку своего северного островного государства.

Долгожданное объединение Молдовы.

Многие европейские и молдавские политики и эксперты уверены, что с нерешённым Приднестровским вопросом Молдове вряд ли удастся вступить в Европейский Союз. Об этом сказал, например депутат Европарламента Зигфрид Мурешан. Бывший вице-премьер РМ по реинтеграции Александр Фленкя убеждён, что у Кишинёва, как кандидата в ЕС, больше не остаётся отговорок для откладывания процесса приднестровского регулирования: «Сейчас руководство Молдовы может достучаться до любого правительства в мире. Куда уже ждать более подходящий момент?» Кроме того, А.Фленкя думает, что положительный опыт евроинтеграции Молдовы вдохновит жителей левого берега Днестра, что будет, в конечном итоге, способствовать объединению Молдовы.

Впрочем, во время официального визита в Кишинёв президент Франции Эммануэль Макрон дал однозначно понять, что наличие конфликта с Тирасполем никак не отразится на европейских перспективах Молдовы. И пример тому – входящий в ЕС Кипр, так же как и Молдова разделённый на две части.

ЕС не расхлебать молдавской «каши».

Ни Приднестровье, ни пророссийски настроенная Гагаузская автономия никогда не согласятся на вступление в Европейский Союз. Об этом ещё 6 лет назад говорил тогдашний президент Молдовы Игорь Додон. «Вступление в ЕС возможно только без Приднестровья и без Гагаузии. Центр страны, наоборот, выступает за вступление в ЕС. Вот такая у нас политическая «каша», — заявил в 2016 году И.Додон, — Если мы хотим, чтобы Молдова сохранилась как государство, то нам не надо спешить куда-то вступать».

Молдова и сейчас-то представляет собой ненадёжную мозаику разнообразных в политическом отношении «пазлов», которая грозится развалиться при первом серьёзном толчке. «Ни Украина, ни Молдова не станут членами ЕС в ближайшие 10-15 лет, — пишет в немецком издании «Die Welt» политический обозреватель Кристоф Шильтц, — Если это произойдёт в какой-то момент, то обе страны, вероятно, будут иметь значительно меньшую территорию, чем сегодня».

Кроме того, вступление Молдовы в кандидаты в члены ЕС может быть чревато очень неприятными последствиями, связанными с антироссийскими санкциями. Конечно, статус «кандидата в ЕС» напрямую не принуждает вводить против России экономические ограничения (тем более, в полном объёме). Турция, например, которая числится кандидатом в ЕС уже рекордные 23 года, заявила, что и не думает подключаться к санкционной кампании против РФ. Всячески сопротивляется антироссийским санкциям и Сербия (кандидат в ЕС с 2012 года). Хотя официального документа, обязывающего кандидатов в ЕС проводить антироссийскую экономическую политику, не существует, но Брюссель и лидеры ряда европейских стран оказывают на кандидатов определённое давление. Так, 10 июня 2022 года канцлер Германии Олаф Шольц заявил на совместной пресс-конференции с президентом Сербии в Белграде, что «государства, стремящиеся вступить в Евросоюз, должны присоединиться к антироссийским санкциям».

Партия сказала: «Надо!», комсомол ответил: «Есть!». Едва в Брюсселе объявили о принятии Молдовы в евросоюзные кандидаты, как председатель парламента РМ Игорь Гросу выразил готовность присоединиться к западным санкциям: «Мы будем солидарны с ЕС, наш статус и европейские стремления обязывают к солидарности».

Москва в лице заместителя председателя Совета Безопасности РФ Дмитрия Медведева ответила незамедлительно. Дескать, такими темпами Молдова может вообще остаться без энергоресурсов. Вот, что конкретно написал Д.Медведев в своём телеграмм – канале: «Пытаясь угодить своим новым хозяевам, они готовы присоединиться к европейским санкциям против нашей страны. Пусть попробуют. Тогда они могут быть уверены на 100% в том, что не получат от нас не только «дорогих» энергетических ресурсов, а вообще никаких».

По тем же политическим мотивам, официально ссылаясь на несоответствие санитарным нормам РФ, Россельхознадзор запретил импорт молдавской сельхозпродукции. Прямо, как в старом советском анекдоте: «Раз, батюшка, вы не даёте скамеек для партийного собрания, тогда не получите пионеров в церковный хор!».

ЕС – Союз Контрастов.

Молдову в ЕС ожидает роль «бедного родственника» которого «богатые» европейцы заставят «плясать под свою дудку». Стремление властей Молдовы в Евросоюз обусловлено вовсе не желанием улучшить условия жизни молдаван. Так считает политолог Виктор Гурэу: «Все экономические и политические взгляды диктуются не интеллектуальным потенциалом наших элит, а поступают из иностранных канцелярий и кабинетов».

Полученные Молдовой от ЕС миллиарды долларов и евро не привели граждан страны к материальному благополучию. Молдаванам надо развивать свою экономику, а Евросоюз никогда не пойдёт на это, так как им не нужны конкуренты. В этом уверен директор института модернизации Молдовы Владимир Головотюк. Вот его слова: «Вступив в ЕС многие предприятия будут закрыты либо по причине несоответствия евростандартам, либо в результате проигрыша в конкурентной борьбе с более сильными европейскими и турецкими компаниями.

«Молдова – европейская страна, и потому её будущее неразрывно связано с европейской цивилизацией», — считает экономист Наталья Перчинская. Но даже и она, сторонница евроинтеграции страны, полна скептицизма: «Необходимо учитывать, что самые выгодные ниши в Европе уже плотно заняты, и пробиться в элиту будет непросто».

В европейской «элите» тоже всё довольно сложно. Масштабы различия экономического состояния стран внутри Евросоюза просто ошеломляют. Например, ВВП на душу населения Люксембурга в 2021 году составил более 136 тысяч $, Голландии – 58 тысяч, Германии – 51 тысячу. При этом тот же показатель Румынии – 15 тысяч, а Болгарии – 11,5 тысяч. Не случайно опрос, проведённый телеканалом «Евроньюс» в 2019 году, показал, что в Голландии и Люксембурге состоянием экономики довольны 93% респондентов, а в Греции таких оказалось лишь 2%. Хотя показатель ВВП Эллады не такой уж и плачевный – 20 тысяч $ (почти в два раза больше, чем, например, в РФ).

Вообще, пребывание или отсутствие в ЕС далеко не всегда связаны с материальным благосостоянием жителей европейских стран. Скажем, такие богатые государства Европы, как Швейцария и Норвегия не входят в Европейский Союз, о чём совершенно не жалеют. И, конечно, в памяти многих относительно недавний Brexit – выход из Европейского Сообщества после 37 лет членства Великобритании. Так что сам процесс евроинтеграции ещё не означает появления в Молдове «молочных рек с кисельными берегами».

Цена евроинтеграции: стоит ли овчинка выделки?

Стремление Молдовы вступить в Европейский Союз влечёт за собой, в первую очередь, требования максимального приближения страны к европейским стандартам и нормам. А эта задача потребует от Республики реформирования во всех областях жизни, а значит и весьма и больших материальных затрат.

Необходимость модернизации существующих общественных институтов повлечёт реформы исполнительной и законодательной властей, судебной системы, набор, подготовку и переподготовку кадров для этих структур.

На кадровые изменения придётся потратиться и в экономической сфере. Модернизация производства потребует роста технологического уровня, повышения качества и конкурентоспособности продукции и услуг, совершенствования маркетинга и менеджмента. Молдове предстоят немалые затраты на улучшение транспортной инфраструктуры, внедрение европейских стандартов в области труда и социальной защиты, в области качества продукции и защиты прав потребителей.

Особенно тяжело придётся основной отрасли молдавской экономики – сельскому хозяйству. Присоединение к Единой аграрной политике ЕС может привести к тому, что отечественные производители просто не выдержат конкуренции. А главное – Агропромышленный комплекс Молдовы сейчас не соответствует требованиям ЕС. И подтягивание молдавских фермеров к этим требованиям повлечёт за собой либо массовое банкротство хозяйств, либо существенное повышение цен на местную продукцию, которая станет недоступной массовому потребителю. Кроме того, затруднится молдавский экспорт из-за сложных и дорогих процедур ЕС над импортом агропродукции. Внедрение со стороны ЕС ограничений технического, санитарного, фитосанитарного контроля сельхозтоваров, требования создания гуманных условий жизни для животных и птицы на фермерских хозяйствах могут повлечь полное закрытие для Молдовы этих рынков.

Возникнут и транспортные проблемы. Повысятся требования к техническому состоянию транспортных средств, что приведёт к устранению с рынка ряда молдавских перевозчиков, а также сократится транспортный поток из стран, не входящих в ЕС. Кроме того, снизятся объёмы пассажирских перевозок из-за введения визового режима со странами СНГ, сократится количество экспортных и транзитных грузов из-за неконкурентоспособности товаров соседних с Молдовой стран.

Реальными станут и ограничения доступа рабочей силы на молдавский рынок, трудности трудоустройства граждан из государств не членов ЕС, депортации нелегально работающих. Это непременно приведёт к сокращению валютных поступлений в Молдову. Потеряет молдавский бюджет и от снижения или отмены таможенных пошлин от торговли с другими странами ЕС.

Существенные издержки из-за процесса евроинтеграции ожидаемы и для рядовых молдавских граждан, которые могут лишиться привычных льгот и привилегий в области жилищно-коммунального хозяйства, пенсионного обеспечения, проезда в городском транспорте, медицинского обслуживания, образования и т.д. Разумеется, существенно повысятся цены на товары и услуги. Республика Молдова будет вынуждена осуществить и дополнительные (второстепенные) затраты, связанные с такими европейскими требованиями, как увеличение акциза на бензин, алкоголь и табак.

В общем, расходы Молдове на европейский проект, даже с учётом внешней помощи, предстоят нешуточные. А к чему они приведут – к процветанию или к банкротству – покажет время.

Цель оправдывает средства?

Конечно, многим в Молдове очень хочется, чтобы страна как можно быстрее встала на европейские рельсы развития. Но, торопясь реформировать молдавское общество, можно, что называется «наломать дров». Об этом говорил и руководитель делегации ЕС в РМ Янис Мажейкс. Дипломат заявил, что для Евросоюза важна не скорость проведения реформ, а их качество. При этом Я.Мажейкс дипломатично намекнул, что в некоторых реформах действующая власть несколько спешит.

Впрочем, даже если придать реформированию молдавского общественного устройства космическую скорость, то хотя бы приблизиться к европейскому уровню развития Молдове удастся очень не скоро. Поэтому в правящей партии PAS сейчас активно продвигается идея несменяемости власти, по крайней мере, на ближайшие годы.
Министр иностранных дел РМ Нику Попеску считает, например, что присоединение Молдовы к Евросоюзу займёт не меньше 10 лет. И от того, кого на следующих выборах поддержит молдавское общество, зависит продолжится ли курс страны на Европу, убеждён глава международного ведомства.

О несменяемости власти хотя бы на ближайшие годы говорил и посол Молдовы в Румынии Виктор Кирилэ. «Общество должно понять, что нам нужно сильное управление в течение следующих как минимум шести лет, чтобы завершить это великое усилие», — подчеркнул дипломат. В общем, PAS теперь имеет реальную возможность объяснять и оправдывать все свои действия, даже и очень не популярные, тем, что всё, что ни делает партия, она делает ради одной большой цели – вступления в Европейский Союз. И только одна PAS способна привести страну в ЕС.

И, хотя партия власти «Действие и солидарность» (PAS) – организация демократическая и приверженная европейским либеральным ценностям, но ведь ещё в 9 веке император франков Лотар I изрёк знаменитую фразу: «Времена меняются, и мы меняемся с ними». А история знала немало примеров трансформации политиков-демократов в узурпаторов власти.

Кандидатский ритуал.

«Карнавал», «цирк», «театр абсурда» — подобные эпитеты также нередко звучат относительно приобретения Молдовой (и Украиной) звания «Кандидата в Евросоюз». Ни Молдова, ни Украина даже близко не соответствуют критериям ЕС. Просто Евросоюз дал «сигнал» странам Восточной Европы, чтобы вызвать у Молдовы и Украины «чувство принадлежности» к Старому Свету, держать в «хорошем настроении» и «вознаградить» их. Об этом написал обозреватель немецкой газеты Die Welt Кристоф Шильтц, который к тому же констатирует тот факт, что предоставленный Кишинёву и Киеву статус не имеет юридической силы. «Это пустышка, бутафория, которая много обещает, но ни к чему не обязывает», — говорится в статье аналитика из ФРГ.

О символическом характере молдавского и украинского кандидатства говорил и премьер-министр Бельгии Александр де Кроо, а президент Франции Эммануэль Макрон признался, что это сделано исключительно в пику РФ на фоне украинско-российского противостояния, а не потому что Украина и Молдова продемонстрировали чудеса европейских реформ.

В том же ключе прокомментировал принятие Украины и Молдовы в евросоюзные «кандидаты» и находящийся в Лондоне молдавский предприниматель и экс — депутат Вячеслав Платон: «Евросоюз поступил прагматично: в целях укрепления своей безопасности подвесил нам морковку. Мы и Украина – буфер между Россией и ЕС. А вот Грузия находится в стороне, поэтому её и проигнорировали».

Того же мнения придерживается и бывший премьер-министр Молдовы Ион Кику: «Кандидатом на вступление нас сделал Путин, но у него нет возможности сделать нас членом ЕС».

Настораживает и та стремительность с которой Молдову приняли в кандидаты. Этот процесс от момента заявки занял всего четыре месяца. Для сравнения, Северная Македония ждала статуса 21 месяц, у Турции этот процесс вообще, занял 12 лет. С рекордной скоростью руководство Молдовы заполнило и анкету, переданную Еврокомиссией. На более чем 2100 вопросов, охватывающих все аспекты молдавской жизни, наши власти ответили всего за один месяц. У Боснии и Герцеговины, которая с февраля 2018 года и до сих пор ждёт принятия в кандидаты, на заполнение опросника ушло 14 месяцев.

Если вооружённый конфликт в Украине и помог Молдове оперативно получить статус кандидата в ЕС, то стать полноценным членом Евросоюза нашей стране вряд ли поспособствует даже Третья мировая война. Не готова, увы, Молдова к реалиям ЕС. К тому же преодолеть знаменитую европейскую бюрократическую волокиту – это настоящий подвиг. Достаточно вспомнить, что вполне европейская и благополучная Хорватия, ставшая последним пока членом ЕС в 2013 году, простояла в брюссельской очереди долгих десять лет.

Но, если перспективы евроинтеграции Молдовы, как страны, выглядят довольно туманно, то многие молдаване давно и вполне комфортно существуют в качестве полноправных граждан ЕС. Количество наших соотечественников, имеющих паспорта Румынии – государства Евросоюза – давно перевалило за миллион. Ещё несколько сотен тысяч ожидают получения румынского гражданства. Не нужно быть «великим» аналитиком, чтобы предсказать, что в ближайшие несколько лет абсолютное большинство обитателей Молдовы станут по паспорту ещё и «румынами». Молдаване массово уезжают из дома в страны ЕС, работают там, учатся, обзаводятся семьями, и возвращаться на проблемную Родину явно не торопятся. Складывается впечатление, что именно в Молдове осуществляется сценарий старого советского анекдота. Министр иностранных дел СССР Громыко звонит Брежневу и говорит: «Леонид Ильич, мы вчера разрешили нашим гражданам ездить за границу, так все сразу и уехали». «Так, что Андрей Андреич, мы с вами, что ли, вдвоём в стране остались?» — «Нет, я из Брюсселя звоню».

Популярные статьи

Популярные статьи